Farita
Всем, перешедшим на Сторону Зла: Мы говорили, что у нас есть печеньки, но никто не говорил, что вы их получите. С уважением, Сторона Зла.
Если ты не можешь стать хотя бы хорошенькой, оставайся такой, как ты есть. Всяко лучше, чем выглядеть размалеванной обезьяной.
...
Герцог Алва прислал карету за Луизой Арамоной! Прямо сказка о беззубой белке, которой подарили мешок орехов.
(Луиза Арамона, "От войны до войны")


Румяных мужчины волокут в постель, бледным целуют руки. Такова жизнь: на лебедей любуются, кур едят, а те, кто этого не понимает, – дуры.
(Луиза Арамона, "Зимний излом. Из глубин")
............................................................................

Госпожа Арамона тщательно разложила на постели и стульях три платья, подумала и вытащила из сундука четвертое. Не прошло и пятидесяти лет, как ее схватил за шиворот вечный женский вопрос – что надеть? Какая прелесть, и главное – как вовремя!
...
В мечтах капитанша год за годом шила себе туалеты, превращавшие ее пусть не в красотку, но хотя бы в женщину, от которой кони не шарахаются. Потом Леворукий встал с правой ноги, и на голову Луизы перезрелыми орехами посыпались соблазны. Разумеется, она не устояла.
(Луиза Арамона, "Зимний излом. Из глубин")

Айрис решила уйти из дома, и она уйдет, а куда дурная голова, туда и мудрый хвост.
(Луиза Арамона, "Зимний излом. Яд минувшего")

.............................................................................

Жена пивовара, пусть четырежды уважаемого, не может болтаться в августейшем гадючнике. Она умрет своей смертью в своей постели, в доме с теми занавесками, которые ей нравятся... Свои занавески и своя смерть — вот оно, счастье! Дети с внуками уцелеют и, может, даже не скажут матери и бабке ни слова, только будут помнить, что стали бы генералами и баронессами, а получили пивоварню. Курицу в руках оценишь, лишь побарахтавшись в журавлиных трясинах, но молодость всегда хочет и всегда надеется, и она права.
(Луиза Арамона, "СВС. Закат")